Электронный журнал с информацией в сфере финансов, права и бизнеса

Взыскание налоговой задолженности с лиц, контролирующих бизнес, в рамках уголовного  преследования

Практика привлечения генеральных  директоров и участников к возмещению  ущерба по искам налоговых органов и прокуратуры  стала активно  складываться после принятия Определения Верховного  суда Российской Федерации от 27.01.2015 №81-КГ14-19, прямо указавшего, что ущерб бюджету Российской Федерации в виде  неуплаченных  налогов  и неправомерного  возмещения из  бюджета НДС может быть взыскан с физического  лица – законного представителя организации.  
 
Подробней суть прецедента была такова: ущерб был  взыскан с единственного учредителя юридического  лица, в отношении которого  ранее был  вынесен приговор по ч.2  п. «б» ст.199 УК РФ. Вопрос был рассмотрен судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда. Нижестоящие судебные инстанции сделали вывод, что  неуплата налогов была допущена со стороны  юридического  лица и не может квалифицироваться как ущерб, причиненный действиями ответчика. Верховный суд отменил апелляционное определение  Кемеровского  областного суда от 27.03.2014 по делу №33-2897 и решение суда первой инстанции по данному делу, указав следующее:  «Поскольку в данном случае неуплата юридическим лицом по вине ответчика налога является ущербом, причиненным бюджету Российской Федерации, возместить который  иным образом не представляется возможным».
 
В результате в 2016 году в судах  общей юрисдикции взыскивали суммы ущерба с участников/руководителей, привлеченных  к уголовной ответственности по статьям  196-199 Уголовного  кодекса Российской Федерации, как в рамках  уголовного  процесса, так и по отдельным гражданским искам налоговых органов и прокуратуры 
 
В свете изменений в Закон о банкротстве,  будет интересно остановиться на случае, рассмотренном в Определении Московского городского суда от 18.08.2015 N 4г/8-8833/2015.
 
Процедура банкротства акционерного общества была прекращена, но при этом физическое лицо (генеральный  директор и одновременно  учредитель общества) привлечен к уголовной ответственности по ст. 196 УК РФ «Преднамеренное банкротство».  При рассмотрении дела по иску о  взыскании ущерба, Московский  городской суд признал несостоятельными  доводы ответчика о  том, что  на него может быть возложена только субсидиарная ответственность, т.к. производство о признании юридического  лица банкротом было  прекращено  в 2012 году на основании определения арбитражного  суда ввиду отсутствия  имущества и средств на погашение  расходов по ведению  процедуры банкротства, а в 2013 году в ЕГРЮЛ  внесена запись  о  прекращении  деятельности юридического  лица и исключении его из Реестра. 
 
Суд указал, что «Противоправные действия ответчика М. привели к невозможности  исполнения ОАО….  обязательств по уплате налогов в бюджет, что привело к возникновению гражданско-правового  обязательства (вытекающего из  деликта) ответчика  по возмещению  вреда».  
Также суд  указал, что  срок исковой давности исчисляется с момента вступления приговора в суда в силу  - в данном случае с 30.11.2011 года,  что  позволило  предъявить требования физическому лицу – руководителю  в 2015 году, почти  три года спустя после вынесения приговора и два года спустя после исключения записи из  ЕГРЮЛ  о  юридическом лице.
 
В отношении описанного выше примера, должны отметить, что   по нашему мнению, с 01.07. 2017  налоговые органы в аналогичном случае смогут привлекать контролирующих лиц к субсидиарной ответственности  на основании п.5.7 Закона о  банкротстве и не  будут ждать вынесения приговора по уголовному делу.
 
Учитывая большую  положительную  практику взыскания суммы ущерба с директоров и участников по гражданским искам налоговых  органов и прокуратуры на основании позиции, выраженной коллегией по гражданским делам Верховного  суда, невольно  задаешься вопросом: если неуплата налогов – это  ущерб государству, который можно  взыскать путем подачи гражданского  иска, то  у кредиторов должны быть аналогичные права на взыскание ущерба по неоплаченным им долгам? 
На эти вопросы ответит судебная практика и развитие гражданского  законодательства, но  на примере  изменений в Закон  о  банкротстве, явно  прослеживается поворот  в пользу защиты интересов кредиторов. 
 

В качестве выводов:

1. Фактически по налоговым претензиям, по которым есть уголовный состав преступления, несет имущественную ответственность лицо, контролирующее компанию.   
Срок привлечения к уголовной ответственности по так называемым налоговым статьям ст.198-199.2 УК РФ доходит до  6 лет. На основании вынесенного приговора, иск о возмещении ущерба, по общему правилу, может быть подан в течение трех  лет. Соответственно теоретически в течение этих  сроков есть риски для лиц, контролирующих компанию. Причем такие риски есть даже по компании, исключенной из ЕГРЮЛ.  
 
2. На первый план выходит оценка налоговых  рисков, которую можно осуществить, проведя налоговый  аудит, а также серьезная проработка вопросов ликвидации компании с участием налоговых консультантов и аудиторов. 





ВОЗНИКЛИ ВОПРОСЫ ПО ТЕМЕ СТАТЬИ? ОТПРАВЬТЕ ЗАПРОС И МЫ ПОСТАРАЕМСЯ БЫТЬ ВАМ ПОЛЕЗНЫМИ

Ваше имя*
Ваш E-mail*
Сообщение*
Защита от автоматических сообщений
CAPTCHA
Введите слово на картинке*

Пользуясь нашим ресурсом, Вы получите

  • доступ в информационную систему АКГ АИП
  • доступ к кейсам и инструкциям
  • доступ к вебинарам
  • скидки на семинары

*Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности
СТАТЬ ПОДПИСЧИКОМ
*Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с политикой конфиденциальности
Журнал имеет свидетельство о регистрации
средства массовой информации (СМИ).
+7 (495) 236-77-50
info@fpr-journal.ru